Седерик Кремерс о рынке СПГ и роли России

13

Не могли бы вы рассказать, как продвигается проект строительства третьей технологической линии на заводе по производству СПГ в рамках проекта «Сахалин-2»?

Строительство третьей технологической линии по производству СПГ – отличная возможность увеличить производственную мощность проекта «Сахалин-2». В этом поможет превосходная репутация компании «Сахалин Энерджи», которая зарекомендовала себя как надежный поставщик продукции покупателям. Расширение завода будет способствовать более оптимальному использованию газовых ресурсов Сахалина. С гордостью могу сообщить, что в прошлом году компания «Сахалин Энерджи» установила рекорд, увеличив свою долю поставок СПГ в Азиатско-Тихоокеанский регион до 9 процентов.

Завод СПГ проекта «Сахалин-2» – один из самых эффективных в мире. Используемые на нем технические решения доказали свою эффективность и будут использоваться при строительстве третьей технологической линии, что позволит снизить издержки и упростить эксплуатацию оборудования, а также организацию и проведение техобслуживания и ремонтных работ. А это в свою очередь повысит конкурентоспособность проекта.

Проектное решение для третьей линии совместно подготовили российский проектный институт «Гипрогазцентр» и «Шелл Глобал Солюшенз Интернэшнл». Эта работа завершилась в прошлом году, а в феврале этого года проект получил предусмотренное российским законодательством одобрение Главгосэкспертизы России, органа, отвечающего за проведение государственной экспертизы проектной документации и инженерных изысканий.

Теперь осталось заключить контракты на поставки сырьевого газа. Сейчас ведутся коммерческие переговоры, но их ход комментировать я не могу.

Автогрейдеры CAT 140M AWD

Каковы ваши прогнозы о ситуации на глобальном рынке СПГ, скажем, лет через десять? Что нам ожидать: перенасыщения рынка или дефицита поставок?

По нашим прогнозам, рост населения Земли и развитие экономики приведут к тому, что спрос на энергию к 2040 году увеличится примерно на 30 процентов. Это – огромный вызов, ведь нужно не только удовлетворить этот спрос, но и справиться при этом с изменениями климата и улучшить локальное качество атмосферного воздуха.

В решении этих задач большая роль отводиться природному газу. По нашим прогнозам, спрос на природный газ (два процента в год) будет расти вдвое быстрее, чем спрос на энергоносители в целом (один процент в год). При этом спрос на СПГ вдвое превысит темпы роста спроса на природный газ и составят примерно 4 процента в год. Природный газ – самое чистое в экологическом плане ископаемое топливо, его удельная энергоемкость такова, что его можно использовать во всех секторах экономики. Кроме того, природный газ можно использовать в паре с возобновляемыми источниками энергии. Использование СПГ отличается гибкостью, что позволяет решать проблемы, возникающие из-за того, что центры растущего спроса на газ и центры его предложения географически находятся далеко друг от друга.

С другой стороны, если посмотреть на уже утвержденные проекты, предложение СПГ, согласно нашим прогнозам, будет расти не так быстро, как спрос. Потенциально дефицит в поставках СПГ может появиться в середине 2020 годов, и чтобы не допустить такой ситуации на рыке, необходимо в скором времени принимать решения о новых проектах.

Прогнозируете ли вы увеличение числа потенциальных потребителей СПГ, скажем, в морском и автодорожном транспорте? Если да, то когда?

Думаю, что это происходит уже сейчас. Мы видим, как постепенно СПГ все шире используется в качестве транспортного топлива. Я считаю, что в отличие от достаточно просто электрифицируемого легкового автотранспорта, большегрузному транспорту, в силу высокой требуемой энергоемкости, больше подходит переход на СПГ, чем электрификация.

СПГ начинает серьезно конкурировать с другими видами моторного топлива в судоходстве, например, на круизных судах, танкерах, контейнеровозах, и т.д. Помимо того, что сжиженный природный газ практически не дает вредных выбросов при его сжигании, использование СПГ делает рынок более конкурентоспособным. Переход на СПГ стимулируется и недавно принятыми нормами Международной морской организации (ММО), согласно которым выбросы серы от судового топлива к 2020 году не должны превышать полпроцента, а СПГ как судовое топливо не содержит серы.

«Шелл» активно развивает инфраструктуру, необходимую для бункеровки СПГ. Вот только один пример: в прошлом году мы приступили к эксплуатации нового бункеровочного судна Cardissa, которое может работать практически по всей Европе. Мы тесно сотрудничаем с ПАО «Совкомфлот», крупнейшей российской судоходной компанией, которая строит шесть нефтетанкеров, которые будут использовать СПГ в качестве судового топлива. СПГ будет поставлять «Шелл». Мы уже зафрахтовали два из этих танкеров для транспортировки своей сырой нефти. Первый из них, Gagarin Prospect, вступит в строй уже в этом году.

Еще одно новое направление, которое, пожалуй, пока еще не столь заметно – использование СПГ в качестве моторного топлива на тяжелом автотранспорте. Я думаю, это направление имеет хорошие перспективы и в России. А в Китае мы видим, что СПГ уже широко используется в секторе автоперевозок. В этом году на дорогах Китая работают триста тысяч большегрузных автомобилей на СПГ, их заправляют примерно две тысячи специализированных СПГ-заправок. Начал развиваться этот сектор и в Европе, где число таких заправочных станций уже перевалило за сотню.

Происходящие перемены обладают огромным потенциалом. Если полностью перевести весь морской и большегрузный наземный транспорт на СПГ, то для этих двух секторов потребуется около 1,2 млрд тонн СПГ в год!

Как российские проекты в сфере СПГ смогут в ближайшие годы конкурировать с другими глобальными экспортерами СПГ, такими как США, Австралия и страны Восточной Африки? Что нужно, чтобы в полной мере использовать возможности для российского СПГ?

Прекрасный вопрос! Придет ли следующая волна СПГ из России? Я думаю, что для этого есть все необходимые условия, но мы должны использовать их комплексно.

Географическое положение России позволяет ей поставлять газ и на восток, и на запад. Российские трубопроводы не имеют выхода на некоторые страны, которые сегодня определяют растущий спрос на газ. Это, в частности, Индия, страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Поэтому СПГ будет правильным решением.

Однако конкуренция с другими производителями будет острой. Например, только в Северной Америке в настоящее время уже реализуются проекты СПГ мощностью более 60 млн тонн, предложен еще ряд проектов общей мощностью 470 млн тонн, причем с точки зрения стоимости капитала и налоговых нагрузок речь идет о высоко конкурентных условиях.

Чтобы добиться успехов, российская СПГ-отрасль нуждается в активной поддержке государства. Необходимо также работать над снижением издержек и созданием благоприятного налогового режима. Но я уверен, что Россия занимает очень выгодное положение и сможет выиграть от повышения спроса на СПГ. Россия обладает огромными запасами газа, имеет хорошо развитую газовую отрасль, обширный опыт, подготовленные кадры и репутацию надежного поставщика газа. Все это – естественные преимущества России.

Министерство энергетики РФ наметило план по увеличению производства СПГ в России в 2020-х годах до 70 млн тонн в год. Я считаю, что это правильная задача, и мы в «Шелл» нацелены работать с российскими партнерами, прежде всего с ПАО «Газпром», чтобы воплотить эти планы в жизнь.

Сахалин всегда был на переднем крае инноваций в нефтегазовой отрасли России. Сегодня – это главная тема конференции «Нефть и газ Сахалина 2018». Конкретно в каких сферах нефтегазовой отрасли Россия, на ваш взгляд, добилась наибольших успехов в плане инноваций? О каких инновациях можно говорить применительно к России в будущем?

Россия имеет прекрасный опыт инновационного развития в многих областях добычи нефти и газа. Примеров множество, это и строительство объектов инфраструктуры в сложнейших условиях севера, и строительство и эксплуатация крупных трубопроводных систем, и многое другое.

Одним из уникальных факторов инновационного развития на Сахалине, на мой взгляд, стало объединение российской и международной практики и опыта, в том числе и наших азиатских партнеров. Сочетание лучшего от запада и востока. В качестве примера можно привести «Газпром трансгаз Томск», нашего партнера и главного экперта по трубопроводам, который помог построить и безопасно эксплуатировать чрезвычайно сложную трубопроводную систему, пересекающую различные типы местности, множество водотоков и сейсморазломов. Аналогичный подход мы использовали и на Салыме, где многому научились у наших российских партнеров и подрядчиков.

Следующим шагом в этом направлении будет проект «Балтийский СПГ». В мае этого года мы договорились с ПАО «Газпром», что проектирование, инжиниринг, определение материалов и оборудования для строительства завода по производству СПГ будет осуществляться преимущественно на основе российских норм и стандартов. Это будет первый проект такого рода, его реализация поможет в создании российской технологии производства СПГ, стандартов и отрасли. Помимо того, это будет способствовать диверсификации российской экономики в целом, так как приведет к формированию пула российских поставщиков, способных конкурировать за участие в будущих СПГ-проектах по всему миру.

Насколько сахалинский регион может укрепить свою роль центра научно-технических инноваций в нефтегазовой отрасли?

Сахалин стал испытательным полигоном для многих новых технических решений, практик и достижений. Приведу лишь несколько примеров: здесь впервые в России налажена морская добыча нефти и газа с платформ; построен первый завод по производству СПГ; здесь реализуются сложные комплексные проекты в суровых и разнообразных условиях, накладывающих множество экологических ограничений; Сахалин стал новым важным источником энергии для всего Азиатско-Тихоокеанского региона.

Но самое главное, на мой взгляд, Сахалин стал моделью совместной работы и взаимного обучения российских компаний и их партнеров из многих стран. Залог успеха сахалинских проектов – тесное международное сотрудничество. Уверен, что новые успехи еще впереди, и мы в концерне «Шелл» готовы работать для их достижения и щедро делиться своим опытом и знаниями.

Как ваша карьера в «Шелл» привела вас в Россию?

Я работал в концерне «Шелл» на самых различных должностях и в разных сферах. Начинал я в сегменте АЗС, потом долгое время работал в Геологоразведке и Добыче (Upstream). Потом занимался нефтехимией, возглавлял наш нефтехимический бизнес в Европе; потом вернулся в Upstream, где занимался комплексным освоением газовых ресурсов и производством СПГ. За это время довелось поработать в Европе, Северной Америке, Латинской Америке, Азии, а теперь вот и в России.

Я рад возможности работать Председателем концерна «Шелл» в России. Я отвечаю за все направления нашего бизнеса – от добычи нефти и газа вплоть до потребителей нашей продукции на АЗС. Для меня это прекрасная возможность использовать свой разнообразный опыт работы по всей производственно-сбытовой цепочке и применять его на практике в стране, которая имеет огромное значение для нашей отрасли и нашей компании.

Чем бы вы занимались, если бы не работали в нефтегазовой отрасли?

Если бы не работа в нефтегазовой отрасли, то наверняка я выбрал бы ту сферу деятельности, которая оказывает фундаментальное влияние на жизнь людей, наш образ жизни и основы нашей экономики. Именно это всегда меня привлекало в нефтегазовой отрасли: возможность оказывать большое влияние и использовать эту силу во имя добра.

Если вдруг я ушел бы из крупной компании, то, может быть, стал преподавать в университете, помогая воспитывать будущих лидеров. Или реализовал бы давнюю мечту и стал бы тренером/менеджером профессиональной футбольной команды. Мечтать – это здорово…

Автономные отопители Eberspächer - комфортная работа в любой мороз!