300 лет истории угольной промышленности Сибири

0
67

В исторической ретроспективе следует сказать, что сведения о залежах ископаемых углей в Сибири накапливались с начала XVIII века. В 1721 году рудоискатель Михайло Волков впервые обнаружил выходы каменного угля на берегах Томи близ современного Кемерово. Научные экспедиции второй половины XVIII — первой половины XIX веков отмечали наличие угля в различных районах Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Первые попытки добычи угля в промышленных целях предпринимались на Кузбассе в конце XVIII века. В начале 1850-х годов дело дошло до регулярной добычи: на Бачатской копи появились две небольшие шахты: «Николаевская» и «Покровская». Темпы роста добычи в Кузбассе были меньше, чем в других угольных бассейнах империи. В 1890 доля Кузбасса в общероссийской добыче составляла лишь полпроцента.

Новый этап развития сибирской угольной промышленности связан со строительством Транссибирской магистрали, благодаря которой резко повысился спрос на уголь, возник целый ряд горных предприятий. В 1896 году началась добыча на Черемховском месторождении (Иркутский угольный бассейн). На рубеже веков в Черемховском углепромышленном районе действовало уже несколько акционерных обществ и два десятка мелких шахт. В 1917 году добыча здесь составляла 1,27 млн. тонн. В 1897 на севере Кузбасса заработали Судженские копи Михельсона, в 1898 — государственные Анжерские копи. В 1900 в Кузбассе добывалось 80 тыс. тонн угля, темп роста добычи был выше, чем в других регионах. В 1913 Кузбасс обеспечивал уже 45,9 % сибирской добычи угля.

В период с 1905 по 1918 год совершаются  первые попытки освоения Канско-Ачинского угольного бассейна. В 1904 началась разработка Минусинского бассейна. В Забайкалье крупнейшим накануне Первой русской революции стало Товарищество братьев Замятиных, которое владело Черновскими копями. В 1913 году была заложена первая штольня в поселке Кивда, который стал первым шахтёрским центром дальневосточного Буреинского угольного бассейна. Стратегически важным было обеспечить топливную независимость российского Приморья. Шахты в Сучане разрабатывались с 1901 года силами казны; костяк шахтёров составили рабочие, переброшенные из Донбасса. В 1913 году недалеко от Сучана были заложены три шахты, получившие название Зыбунного рудника, на основе которого позднее возникнет город Артём. В 1917 приморские шахтеры добыли 610 тыс. тонн угля.

Начиная с появления Транссиба и на протяжении всего XX века, добыча угля в Сибири, как правило, росла опережающими темпами по сравнению с общероссийским производством. Только за 1913 -1917 годы доля Сибири в российской угледобыче выросла с 6 до 9%. Тем не менее, сибирский уголь сохранял лишь местное значение.

С 1941 года в угольной промышленности Зауралья стали использовать новую технологию — открытую добычу, которая в Восточной Сибири была внедрена накануне войны. В отличие от шахтных разработок открытая добыча не связана с риском для жизни шахтеров и позволяет рабочему, оснащенному необходимой техникой, добывать за смену гораздо большее количество угля. Повышение доли открытой добычи в общем объёме разработок сразу стало одним из ключевых показателей в оценке успехов угольной промышленности. В 1940 году открытая добыча обеспечила 5,6% всей восточносибирской добычи угля.

Новое качество развития угольной промышленности в 1950-х годах связано с внедрением новой техники. На смену отбойному молотку и врубовой машине пришли комбайны. Число комбайнов на шахтах Западной и Восточной Сибири увеличилось за десятилетие с трёх до 184, очистных комбайнов — с 75 до 338. Доля комбайновой добычи выросла с 0,3 до 20,5% от общего производства. Повысилась и механизация открытой добычи. Ещё одна технологическая новинка тех лет — подземная гидравлическая добыча, при которой выемка и транспортировка угля осуществляются водяным потоком. В 1960 году гидравлическим способом в Кузбассе добыли 1,2 мл. тонн угля, что составило 1,5% от общей добычи бассейна и 47% от всей гидродобычи по стране. Этот метод, как и открытая добыча, относится к передовым, поскольку снижает риск и повышает производительность шахтёрского труда.

Первая пятилетка 1950 годов была самой благоприятной для угольной промышленности. Но уже в 1956 руководство страны приняло стратегическое решение об изменении топливного баланса страны в пользу углеводородного сырья. В следующее десятилетие это решение получило материальное подкрепление за счёт освоения крупных нефтегазовых месторождений Западной Сибири. Первоочередное внимание стало уделяться нефтегазовому комплексу, финансирование угольной промышленности ухудшилось. Сыграло свою роль и значительное развитие гидроэнергетики, в частности, строительство в Восточной Сибири нескольких крупных гидроэлектростанций. Изменение приоритетов наложилось на общие для советской промышленности проблемы организации труда. Как следствие, с 1960 годов. в угольной промышленности все более отчетливо прослеживаются кризисные явления.

С 1967 года пятилетний план для Кузбасса пришлось сокращать по ходу пятилетки. Отставало внедрение новой по мировым стандартам техники (узкозахватные комбайны). Особенно существенным было отставание по планам введения новых шахт и разрезов. Через десять лет отрасль стала убыточной. В 1979 и 1980 годах имело место сокращение абсолютного объема добычи, сменившееся застоем.

В начале перестройки повсеместно отмечался рост добычи и производительности труда шахтёров. Но летом 1989 большинство угольных бассейнов страны охватила шахтёрская забастовка, начавшаяся в Кузбассе. Вместе со всем народным хозяйством отрасль вступила в кризис. В 1993 началась разработка программы реструктуризации угольной промышленности. России. На деле реструктуризация проводилась под диктовку Международного банка реконструкции и развития и сводилась к закрытию многих нерентабельных шахт, каких оказалось большинство. В некоторых случаях это привело к полной ликвидации угольной специализации района.